началособытияартисты балетаартисты оперыфотографыVIP-гостиспектаклипрессаpr.bolshoi.netссылкибиблиотекапочта артистамфорумгостевая книга
   

Пети вновь подтверждает свой величественный талант

Клемент Крисп

Двадцать пять лет назад Ролан Пети поставил в Театре на Елисейских Полях красивый балет "Пиковая дама'' с Михаилом Барышниковым в главной роли - прoклятого и обреченного Германа. Балет был поставлен на музыку из оперы Чайковского, ясно раскрывал сюжет и запомнился глубоким отчаянием Германа-Барышникова в заключительной сцене.

Теперь, для вечера своих балетов в Большом театре в Москве, Пети вернулся к пушкинской повести. От хореографии прежнего балета ничего не осталось. Опять использована партитура Чайковского, но на этот раз Шестая симфония, последовательность частей в которой изменена, и марш исполняется в конце. В этой постановке гораздо глубже, чем в спектакле с Барышниковым, рассматривается сюжетно-тематическая канва, исследуется мрак, таящийся в лихорадочном поиске Германом тайны трех выигрышных карт, хранимой Графиней. Лиза, героиня повести, становится всего лишь дополнением к этой истории. Стержнем работы для Пети стала дуэль между призрачной старой Графиней (Илзе Лиепа играет ее блестяще, с горькой напряженностью и паукообразной линией, напоминающей Луизу Буржуа) и одержимым Германом, готовым сделать что угодно, лишь бы раскрыть тайну карт, - готовым, как Пети прочитал в переводе Жида, "даже стать ее (Графини) любовником".

Подтекст придает постановке загадочность. Этот балет выглядит галлюцинацией, сновидением, его действие происходит в беспокойном обществе, каким оно видится охваченному игорной лихорадкой Герману. Пети вновь обращается к теме всепоглощающей страсти, но здесь это жажда власти, которую может принести карточный стол, а не сексуальное опьянение, которое воспламеняло его балеты, от "Юноши и смерти'" до недавних работ - "Сamera obscura" и "Клавиго".

Восхитительные декорации, с призрачными намеками на место, где все подчинено картам, выполнены архитектором Жан-Мишелем Вилмоттом, который также оформлял "Клавиго", а элегантные костюмы выполнены Луизой Спинателли. И, как двигательный нерв всей постановки, Николай Цискаридзе. Мы знали этого артиста как сильного танцовщика и, когда представлялась возможность, как сильного актера. В роли Германа Пети придал его достоинствам форму, отрегулировал - и усилил - их. Это портрет, ошеломляюще созданный хореографом и танцовщиком. Цискаридзе победоносно врывается в каждое трудное па, созданное для него Пети, но никогда не позволяет демоничному, обреченному Герману спрятаться за виртуозностью Эмоциональная бравурность его игры, смесь надменности, очарования, отчаяния и - превыше всего - маниакальной силы действительно очень высокой пробы. В битве с Графиней и в финальном агонизирующем падении Цискаридзе раскрывает нам сердце и душу образа. А вместе с ним и Пети. Балет исполняется с великолепной увлеченностью артистами Большого театра, которые - в сценах в игорном доме и на балу -становятся обрамлением для происходящей драмы, а Светлана Лунькина прелестна в роли Лизы. Постановка, премьера которой состоялась вечером в пятницу, была восторженно принята зрителями.

Пети не только великий хореограф, но и проницательный составитель программ. В качестве прелюдии к "Пиковой даме" он восстановил изысканную "Пассакалию", поставленную им для балета Парижской оперы в 1994 г. В нем использована музыка "Пассакалии" Веберна, которой предшествуют пять оркестровых пьес. Думаю, что это один из самых тонко "вычерченных" балетов, которые я видел за последнее десятилетие., Центральную пару (Светлана Лунькина и Ян Годовский - оба безупречны) сопровождают шесть других пар. Их костюмы в строго бежевых и белых тонах предполагают принадлежность к античности -танцовщики здесь подобны атлетам при дворе царя Миноса. Движение растягивается в удлиненные волнообразные формы, образует грозди, раскрывается, исследует линейные возможности и не имеет иного определения, кроме музыки, как ее слышит Пети, а услышал он ее с идеальной утонченностью и грацией. Весомость звуков Веберна, плотность музыкального действия, таящиеся в музыке загадки выражены и сбалансированы в движении высокоразвитого академического стиля. Занимательно то, что эта хореография молода по своей отваге и зрелая в своей определенности: немного найдется других мастеров, способных, как Пети, создать эссенцию опыта, который одновременно является и эликсиром юности.

"Пассакалия" была исполнена превосходно и расцвела в чернильно-темной - без декораций, с одним лишь светом, - безбрежности московской сцены. Тем пророкам, которые брюзжат о гибели Большого Балета, хочется сказать, что по чистоте и выразительности выучки - в радости танца - эти исполнители были такими же прекрасными, каких я когда-либо видел в этой великой труппе. Оркестр Большого театра под руководством Владимира Андропова восхитительно исполнил оба произведения. Этот вечер был великолепным подтверждением мощи Большого Балета. И не менее великолепным подтверждением мастерства Пети.

"Файнэншл таймз", 31 октября 2001 г
Перевод с английского Наташи Диссанаяке
 
ФОТОГРАФИИ:
 
   
copyright © www.adagio.ru